Yueda
Название: Исток
Автор: Yueda, бета: Lutaya
Жанры: Слэш (яой), романтика, драма, фэнтэзи, психология
Предупреждения: Насилие, изнасилование
Данные: Ориджинал, NC-17, миди, в процессе
Саммари: Демон и человек. Их связывает прочная нить проклятья. Разорвать? Связать покрепче? Лишь Исток может дать ответ...
Размещение: С указанием моего авторства и ссылкой


Глава 9: Юкихана


Демон смотрел на сверкающий мириадами искр Снежный Цветок и улыбался. Он был доволен. Более того — он был рад.

Мальчишка оказался чудной игрушкой. Он не метался, не скулил, не срывался в истерику, как другие жертвы. Он стискивал зубы и стонал. Сначала от боли, а потом, всё больше теряя над собой контроль, стонал уже от удовольствия. Слышать эти прерывистые, тихие стоны, видеть это распалённое страстью тело, ощущать себя в нём и понимать: вот он — избранник богов, человек несущий смерть. Это ли не наслаждение?

О да — наслаждение. И его хотелось продлить, растянуть на дни, а, может, и на месяцы.

Жаль только, что пленник, хоть и являлся божественным избранником, в плане физиологии оставался человеком и не выдерживал продолжительного секса, на который способны демоны. Мальчишка быстро расходовал все силы, выдыхался и терял сознание. Это не устраивало Юкихана.

Поэтому сейчас он делал самый сильнодействующий афродизиак. Не только растения и масла, не только тёмная магия, но ещё и капля сокровенной тайны — крупица Истока. Один лишь аромат этого зелья способен разбудить дикое желание и поистине демоническую сексуальную силу в человеке. Главное — не ошибиться с пропорциями и случайно не сделать афродизиак для себя. Как-то экспериментируя, Юкихана дал понюхать его Акаримэ, так потом неделю не мог отделаться от пылкого собрата. Именно после этого случая, демон перестал появляться у того на вечеринках.

Юкихана отломил один крохотный кристаллик Вечного Льда и бросил его в чашу с зельем. Лиловая жидкость вспенилась и моментально заискрилась прозрачным перламутром. С минуту полюбовавшись игрой бликов, демон начал переливать афродизиак в изящный флакон из того же льда, и тут шрам на груди кольнуло болью. Не сильно, но неожиданно, так что Юкихана даже вздрогнул, и несколько капель упали на руку. Что-то творилось с пленником, и демон почти догадывался — что.

Юкихана взялся за пульсирующую нить итогуши, что связывала его с мальчишкой, и мысленно потянулся к нему. Тот с закрытыми глазами стоял над обрывом, и вокруг него водили свой замысловатый хоровод духи — души всех тех, кто пришёл сюда умереть, бывшие мстители, нынешние рабы. Они пытались разломать печати. Освободить своего избавителя.

«Идиоты! — хохотнул демон. — Да их силёнок не хватает на то, чтобы порвать собственные путы. Куда они лезут? На что замахнулись, жалкие ничтожества? Впрочем, — зло прищурился он, — распоясавшихся рабов нужно наказывать».

Жёстко усмехнувшись, демон плотно закрыл крышку, спрятал флакон в рукав и, закутавшись в пургу, ступил на итогуши. Эти путеводные нити — невидимые, не осязаемые, не ощущаемые, протянутые от души к душе — соединяли его со всеми, кто посвящён ему. С одной стороны, это приносило неудобства, ибо демон всегда слышал их зов. Но с другой стороны, он мог беспрепятственно скользить по ним, в считанные секунды оказываясь на другом конце земли.

Один короткий шаг, и Юкихана уже идёт по кромке леса к своему пленнику.

— Милые рабы, вы решили меня, наконец-то, удивить? Повеселить? — по-змеиному улыбнулся демон, обращаясь к духам. — Вам это почти удалось.

Призраки задрожали, кто-то не выдержал, и круг распался. Никчёмные, не способные ни на что, создания, дрожащие от одного его взгляда — они хотели удрать, но Юкихана мысленно приказал стоять, и те замерли, не в силах ослушаться своего хозяина. Единственное, что было у этих ничтожеств — надежда, надежда на спасение. И он собирался отнять её. Прямо здесь. Сейчас.

Мальчишка, секунду назад погружённый в транс, открыл глаза и, увидев Юкихана, подобрался.

— Не подходи! Иначе прыгну.

Демон усмехнулся. Это так отчаянно мило — угрожать ему, Снежному Убийце. Так дерзко и возбуждающе.

— В самом деле? — произнёс он, развязывая оби.

Юкихана не торопился, напротив, растягивал удовольствие, наслаждаясь замешательством пленника. Это напряжённое тело, сжатые кулаки и взгляд, в котором нет ни паники, ни страха — лишь растерянность. Как давно он не встречал таких людей.

Шаг, другой, и вот, сбросив кимоно в траву, демон остановился рядом со своей жертвой.

— Умница, — прошептал Юкихана и погладил пленника по щеке, размазывая перламутровые капли по его коже. — Выспался?

Спросил он и едва успел уклониться от кулака. Если бы не демонская сила и сноровка, то сидеть бы ему сейчас со сломанной челюстью, потому как рука у пленника была далеко не лёгкая, а если добавить ещё божественную силушку, то на этом всё могло бы и закончится.

Это взбудоражило его настолько, что Юкихана слишком резко дёрнул и прижал мальчишку к себе, лишая возможности двигаться, но тот даже не пикнул.

— Какая спесь, какое упрямство!

Демон не скрывал своего восхищения, медленно ведя рукой по его лицу, шее, по шраму на точёной груди. Пленник вздрагивал от прикосновений, но ничего не мог сделать. Лишь когда Юкихана потянул за тряпьё, что обматывало бёдра божественного избранника, тот схватил его за руку в попытке остановить. Демон усмехнулся и, сорвав полотенце, наклонился и прошептал прямо на ушко:

— Я хочу видеть тебя обнажённым. Всегда.

— Холодно. Блин, — прохрипел пленник.

Афродизиак уже действовал вовсю, дурманя сознание, повышая чувствительность и пробуждая желание. Ещё чуть-чуть и мальчишка сам шагнёт в эту тёмную бездну безумства и удовольствия. Он уже почти там, он уже почти готов. Нужно лишь слегка помочь, подтолкнуть.

— Согреть тебя?

Юкихана улыбнулся и нежно коснулся губами уха пленника, лизнул, проник языком, пощекотал. Мальчишка зажмурился, непроизвольно прижимаясь к демону. И тот, еле сдерживая ликующий смех, принялся покусывать шею и плечи своей игрушки, медленно опуская на землю. Игрушка не сопротивлялась, игрушка уже почти потеряла голову, отдаваясь зову возбуждённой плоти. Лишь маленький островок разума ещё кричал, ещё боролся.

— Сволочь... — едва слышно выдохнул пленник. — Ублюдок...

— Обычно люди зовут меня Юкиноши, — произнёс тот, ложась рядом с мальчишкой и обнимая его. — Но тебе я разрешаю называть себя настоящим именем — Юкихана. Я хочу слышать, как ты будешь страстно шептать его.

— Не дождёшься...

Конец фразы потонул в стоне. Афродизиак делал своё дело — тело пленника реагировало на любое прикосновение вспышкой возбуждения. И ласкать его было истинным наслаждением. Ласкать и видеть, как разум и контроль сдают свои последние позиции, отдавая победу тёмному, неистовому вожделению. Мальчишка ещё стискивал зубы и отворачивался от поцелуев, но когда демон потянулся к его члену, пленник сам подался вперёд, пихаясь в руку. Юкихана тихо засмеялся, нежно лаская пальцами твёрдую плоть, и взглянул на своих прислужников. Они витали рядом и корчились в беззвучном крике, не имея возможности ни помочь, ни убежать, ни даже отвернуться.

«Смотрите! — мысленно приказал им демон. — Смотрите на своего избавителя, избранника богов! Разве он не прекрасен? Да он настоящий подарок. И за этот подарок я благодарен вам, мои милые рабы. Ваше проклятье послало его мне. И теперь он мой. Навсегда. А теперь убирайтесь!»

И тут же позабыв про духов, Юкихана посмотрел на разгорячённое лицо пленника, на его напряжённое, содрогающееся в оргазме тело. Да, он хорош, очень хорош. Даже сейчас, находясь под действием дурмана и сгорая от похотливой страсти, даже сейчас в нём чувствовалась сила воли. Это восхищало, это покоряло, это опьяняло.

Подавив сопротивление, демон ввёл сначала один палец, затем второй, подготавливая мальчишку.

— Тварь... — прошипел тот. — Паскудная тварь...

— Сегодня ты научишься правильно произносить моё имя, — ухмыльнулся демон.

Очередное ругательство оборвалось сдавленным криком, когда демон вошёл в него. Вошёл медленно, ласково, давая возможность привыкнуть, а потом, положив ноги мальчишки себе на плечи, также медленно начал двигаться в нём. Ни с кем он ещё не был настолько нежен и аккуратен, никого до этого он ещё не хотел подчинить таким извращённым способом.

Сломать человека просто. Выбить почву из под ног силой, грубостью, жестокостью, растоптать гордость, смешать с грязью личность, отнять всё, обрушить в бездну отчаяния, обратив человека в безвольную куклу. Это просто. Но именно она — воля — и привлекала демона в мальчишке, именно ею он любовался и хотел покорить. Да — покорить, а не сломать. Он хотел, чтобы мальчишка по собственной воле тянулся к нему, ложился под него, раздвигал ноги. Сам. Без принуждения. Только так победа станет чистой. Только так.

Что потом? Юкихана не знал, не хотел об этом думать. Он хотел наслаждаться этим чудом сейчас. И он наслаждался.

@темы: фэнтези, слэш, романтика, психология, ориджинал, мои работы, миди, драма, Исток, NC-17