Yueda
Название: Исток
Автор: Yueda, бета: Lutaya
Жанры: Слэш (яой), романтика, драма, фэнтэзи, психология
Предупреждения: Насилие, изнасилование
Данные: Ориджинал, NC-17, миди, в процессе
Саммари: Демон и человек. Их связывает прочная нить проклятья. Разорвать? Связать покрепче? Лишь Исток может дать ответ...
Размещение: С указанием моего авторства и ссылкой


Глава 11: Юкихана


Юкихана забавлялся с мальчишкой уже неделю, и странно — забава не приедалась, а напротив, только обостряла аппетит. Пленник оказался бездонным источником удовольствия, и демон не врал, называя его своим наркотиком. Нет, ни капли не врал. Чего только стоил сегодняшний вечер, когда упрямый бунтарь Идзу в считанные секунды превратился в послушного зверя, сам — без вмешательства магии — потянулся за ласками. Афродизиак Юкихана достал лишь тогда, когда малыш стал выдыхаться. Поэтому сейчас было вдвойне обидно уходить, оставляя мальчишку одного спать на татами. Но уходить нужно.

Всю эту неделю демон наслаждался игрой и плевал на взывания к нему его последователей, справедливо полагая, что не маленькие уже, сами с проблемами разберутся. Но если от поклонников отмахнуться получалось легко, то от собратьев труднее.

Последние сутки ветер то и дело начинал завывать голосом Кадзэгэна, сообщая, что Юкихана ждут, очень-очень. Чем дальше, тем нормальных слов в сообщениях становилось меньше, а ругательств и угроз — больше. Последнее так и вовсе состояло из сплошного потока матов. А уж когда прямо под ногами начала плясать дорога, Юкихана быстро сошёл с неё и добирался до Идзуми через бурелом, стараясь не ступать даже на мелкие тропинки, потому что Кэйроши, в отличие от Кадзэгэна, слов на ветер не бросает, а сразу принимается за дело.

Поэтому сейчас, последний раз оглянувшись на мирно спящего Идзу, Юкихана улыбнулся, вздохнул и ступил на садовую дорожку. Она тут же ожила, вздыбилась, заскользила змеёй. Один единственный шаг — и вот нет уже сада и каменной тропинки, а есть аллея, ведущая прямиком к расцвеченному огнями гостиничному комплексу.

Такие фокусы мог проделывать только Кэйроши — бог-изгнанник, ставший демоном, Повелителем дорог.

То, что бог превратился в демона, в своё время поразило Юкихана. Раньше он не задумывался над этим, но выходило, что и ками — господствующие в мире боги, и ёкаи — вечно таящиеся демоны, имеют одну природу. Ведь не даром же силы и тех и других подпитывало одно и тоже: молитвы людей, их вера. Поэтому руками людей строили боги себе храмы, а демоны — подпольные алтари, ибо сложно выжить без подпитки. Это открытие поразило и возмутило Юкихана. Он не понимал — почему? Почему драная стерва Аматерасу день ото дня жиреет на дармовой силе, тогда как он сам вынужден перебиваться крохами? Что за порядок и откуда он взялся? Тогда старшие и более опытные демоны втолковали горячей голове, что порядок этот — результат многочисленных глобальных войн и переговоров, и сломать его практически невозможно.

Именно тогда Юкихана и решил ломать. Ломать храмы, лишая богов привычных кормушек и подтачивая систему. Были на его счету победы, были и поражения, но не это главное. Главное — это то, что своим примером он вдохновил многих сородичей. Именно для обсуждения плана и ждали его сейчас трое собратьев. Только вот сам Юкихана уже не хотел ничего ломать. Он хотел одного: вернуться на остров, оборвать все каналы и продолжить игры с Идзуми.

Подбирая слова для объяснений, демон поднялся на лифте, чиркнул жетоном и, шагнув в пентхаус, чуть не запнулся. Потому что ему навстречу танцующей походкой шёл полуголый Акаримэ.

— О! Наконец-то ты пришёл, наш Снежный Убийца, — сладко пропел демон и лукаво добавил: — Наш нежный убийца.

Юкихана изобразил на лице улыбку, потому что, если этому придурку не улыбнуться, он может обидеться или закатит истерику на целую ночь — никогда не угадаешь, что именно выкинет. И вообще, какого чёрта он тут делает? Юкихана не помнил, чтобы звал его в команду разрушителей. Или?..

Демон прищурился.

«Тьфу! Чёртов оборотень!»

— Хаюсинбё, — протянул он, — сменил бы ты лицо на своё.

— Фи! — обиделся демон безумия. — Какой ты скучный.

И отвернулся. Впрочем, тут же повернулся обратно, вернув себе свой привычный облик — за то, что это его истинное лицо, никто поручиться не мог.

— Как тебе моя причёска? — спросил Хаюсинбё и тряхнул лохматой шевелюрой жутко зелёного цвета с вкраплениями красных и синих прядей.

— Ты с цветом, часом, не перестарался?

— Это пик сезона! — Хаюсин расплылся в довольной улыбке. — Да и старикана я обещал удивить. Как думаешь — удивится?

Говоря про «старикана», Хаюсин имел в виду, конечно же, Цукиюга, и упоминание этого старого демона было как нельзя кстати.

— Насчёт «удивится» — не знаю, но оценить — оценит, — кивнул Юкихана. — А где ты его удивлять собрался?

— На очередной вечеринке у Акаримэшки через два дня. А ты что, тоже хочешь пойти порадовать красавчика?

Юкихана уже открыл рот, чтобы объяснить, что вот как раз красавчику он постарается на глаза не попадаться, но в этот момент помещение потряс громоподобный голос:

— Юкихана, хрен собачий! Какого фига ты в молчанку играть вздумал?!

Бородатый ураган по имени Кадзэгэн налетел и стиснул демона в крепких дружеских объятиях.

— Сволочь ты и редкостная зараза, но я всё равно рад тебя видеть, — пробасил бородач, отпуская Юкихана.

Демон ветров был вспыльчив и груб, но отходчив и надёжен.

— Сутки тебя уже дожидаемся, — произнесли от двери веранды и в комнату шагнул Кэйроши — воплощение безупречности и строгости. — В чём дело?

— Проблемы нарисовались, — туманно ответил Юкихана. — И, боюсь, я не смогу участвовать в проекте.

Повисшая тишина давила не хуже каменной плиты. Демон снегов прекрасно понимал, что сейчас про него думают остальные. Ведь это именно он их всех взбаламутил, воодушевил, собрал здесь, а теперь бросал. Но лезть сейчас в какие-то интриги, а, тем более, в битвы не хотелось совершенно.

— Хорошо, — тихо произнёс Кэйроши и Юкихана понял, что ничего хорошего ждать нечего. — То есть ты предлагаешь нам втроём идти против Аматэрасу и её своры? И это при условии, что именно ты с ней уже сталкивался и знаешь её больные точки, да и властвуешь ты над той стихией, которая противостоит ей. А из нас троих только Кадзэгэн может дать ей какой-то реальный отпор силой. Я со своими дорогами и Хаюсинбё со своим безумием здесь только на подхвате.

Рассуждения Кэйроши, как всегда, логичны и правильны. За что Юкихана и ценил этого бога-изгнанника, демона, способного запутать любые дороги и сократить любые расстояния, а вовсе не за боевую силу.

— Больные точки Аматэрасу ты тоже знаешь, хоть и не сражался с ней никогда, — выдерживая испытывающий взгляд, проговорил Юкихана. — А со стихией вам может помочь Юки-онна[17]. Она тоже неплохо умеет создавать холод.

— Ой! — воскликнул Хаюсин и картинно замахал руками. — Юки-онначка сейчас в депре! Её очередной смертный бросил. Так что теперь она ходит, воет и путников одиноких губит.

— Тем более позовите! — почти обрадовался Юкихана. — С её-то настроением...

— Мы сами первые взвоем, — закончил мысль оборотень.

— Юки, блин, Хана! — взревел Кадзэгэн. — Что за лажа?! Мы собирались громить Исэ[18]. Так давай его громить! Снежная баба тебе и в подмётки не годится. И вообще, при чём здесь она? Это наше дело. Наше!

Юкихана вздохнул. Ну как им объяснить, что не хочет он сейчас драться? Вообще не хочет. Даже с Аматэраской. Но по всему выходило, что достойных аргументов у него нет и отвертеться не получится. Поэтому придётся взять себя в руки и довести начатое дело до конца.

— Ладно, — сказал Юкихана. — Испортим праздник Солнцеликой — разломаем её самую большую кормушку.

Кадзэгэн хохотнул, Хаюсин театрально поклонился в знак благодарности, а Кэйроши, наконец, улыбнулся.

— Давно бы так. Давай, рассказывай свой план, ведь ты наверняка уже что-то придумал.

Юкихана кивнул. Да, он почти всё придумал, оставалось обговорить и утрясти детали.


________________________________________________________

17. Юки-онна — с японского «снежная женщина», персонаж японского фольклора.
18. Исэ-дзингу — синтоистское святилище (дзингу) в городе Исэ префектуры Миэ, посвящённое божеству Аматэрасу о-миками и отвечающей за снабжение богини продовольствием Тоёукэ. Исэ-дзингу является главной синтоистской святыней.

@темы: фэнтези, слэш, романтика, психология, ориджинал, мои работы, миди, драма, Исток, NC-17