Yueda
Название: Исток
Автор: Yueda, бета: Lutaya
Жанры: Слэш (яой), романтика, драма, фэнтэзи, психология
Предупреждения: Насилие, изнасилование
Данные: Ориджинал, NC-17, миди, в процессе
Саммари: Демон и человек. Их связывает прочная нить проклятья. Разорвать? Связать покрепче? Лишь Исток может дать ответ...
Размещение: С указанием моего авторства и ссылкой


Глава 12: Идзуми


Лёгкая боль, засевшая с утра в левом виске, к обеду распространилась на всю голову, а сейчас к этому добавилась ещё и тошнота. Идти дальше не было никаких сил, да и смысла тоже. Лечь, закрыть глаза и забыться. Вот только до воды бы ещё доползти. Избранный богами, блин...

Этой ночью Идзуми впервые за всю неделю увидел сон. Обрывочный и очень муторный. Как ни старался, но парень не смог ничего толкового вспомнить, кроме странной девчонки с родимым пятном на щеке. От этих стараний у него разболелась голова, а вместе с болью начало расти какое-то внутреннее раздражение.

Идзуми ходил сам не свой по дому, шатался по саду и всё не находил себе места. Прислушивался к тишине, оборачивался на каждый шорох. Ставшее уже привычным окружение, казалось каким-то не таким, неправильным, чего-то не хватало в нём. И когда, наконец, понял — чего — парень проклял самого себя.

Юкихана — вот кого не хватало рядом! Без его извечного присутствия было пусто, неуютно, одиноко было. Приучил, гад. Приручил! Ведь именно шаги этой демонской сволочи ждёт услышать Идзу. Он ждёт его. Ждёт!

Зарычав от бессильной злости, Идзуми сорвался с места и пошёл куда глаза глядят. К обеду он обнаружил, что стоит на холме, с которого открывался вид на разрушенный храм, и решил во что бы то ни стало найти его. Так парень и бродил по холмистым лесам и долинам до самого вечера, упорно отмахиваясь от очевидной мысли — заблудился. А также старательно не замечая долбящую голову боль и трескающийся мир. Но когда к ним присоединилась тошнота, и скудный завтрак оказался под кустом, Идзу понял, что пора остановиться и передохнуть.

Услышав журчание воды, Идзуми ускорил шаг и очень быстро оказался на берегу небольшой лесной речушки. Ловко огибая деревья, она проносилась мимо и терялась где-то в зарослях дикого шиповника. Прозрачная, чистейшая вода! Идзу хотел окунуться в неё с головой. Но для начала, присев на корточки, он промыл рот и напился вдоволь. Плеснув на измученное лицо божественную прохладу, парень открыл глаза и замер.

На противоположном берегу стояла девушка в одеждах мико[19]. Та самая девушка из сна. Худенькая, невысокая, с несколько грубоватыми для девушки чертами лица и с родимым пятном в форме магатамы[20] на левой щеке. Она стояла, смотрела, и сердце от этого взгляда сжималось какой-то странной щемящей тоской.

— Кто ты? — осипшим голосом спросил Идзуми.

Девушка ничего не ответила, продолжая выжидающе смотреть на него. Длинные волосы ровными, чёрными лентами спускались с плеч, и ни один волосок не дрожал на ветру. И отражение! Его не было.

— Ты призрак? — прошептал парень, медленно вставая.

Он не боялся. Напротив, Идзу хотелось обнять это маленькое существо. Обнять, приласкать, как младшую сестру, которой у него никогда не было.

Но тут девушка сделала шаг назад и ветром сорвалась с места.

— Стой! — крикнул парень, тараном врываясь в воду.

Поскользнувшись и чуть не упав, Идзуми выбрался на противоположный берег и помчался вслед за девушкой.

Догнать. Непременно догнать. Потому что она знает. Знает всё. Все ответы на все его вопросы. А ещё потому что видел он её. Это лицо. Ещё до сна. Где? Когда? Не помнил, но видел. И это родимое пятно. Символ удачи, отметина Аматэрасу. Опять Аматэрасу!

Видимо, пресветлая богиня всё же хранила его, потому что во время бешеной гонки Идзуми ни разу не запнулся ни об одну корягу, удача проносила его над всеми ямами и рытвинами. Он бежал как никогда в жизни, но красная хакама огоньком маячила меж деревьев, не отдаляясь и не приближаясь. Когда небо загустело пасмурной темнотой, а в нос ударил сладковатый запах гнили, парню и правда начал мерещиться впереди огонёк.

«Неужели уже ночь?» — отстранённо подумал Идзу, но, выбежав из леса, понял, что ночь была ни при чём.

Перед ним стоял древний синтоистский храм, но такого запустения Идзуми никогда ещё не видел. Священные ворота тории были снесены под основание, седые бороды паутины трепетались на ветру, опутывая потемневшее дерево хайдэна[21], а пол разрушенных келий был изъеден гнилостными язвами, внутри которых что-то мерзко копошилось. И в центре черного пятна лежал скелет. Именно здесь тьма обретала такую плотность, что, казалось, её можно черпать ладонями. Именно отсюда исходил зловонных запах. И именно над этим местом застыла молчаливая девушка. Она светилась. Ровный, золотистый свет, исходящий от её ладоней, лица, от её волос и одежд, казалось, пытался бороться с окружающей тьмой, пытался рассеять её. Но не справлялся.

«Что здесь случилось? Чьи это кости?» — хотел спросить Идзу и не спросил, подавился словами. Не те они, не о том. Сердце сдавило тоской и болью, оно горело, будто бы желало поделиться жаром с призраком. И слова — нужные, правильные слова — родились сами собой:

— Как я могу помочь?

Девушка повернулась и, взглянув молящими глазами, протянула к нему руки.

Будто во сне парень подошёл к ней и соединил свои ладони с её маленькими, хрупкими ладошками. И вспышка света пробила его насквозь, ослепила. Он понял всё. От начала до конца. В одночасье. От этого прозрения хотелось кричать. И, кажется, он кричал. А сердце внутри горело нестерпимым огнём. И он горел вместе с ним.

Горел, пылал, знал! Он знал, что нужно делать. Но сперва...

Спалить к богам заразу. Испепелить. Очистить.

Положить начало конца...


________________________________________________________

19. Мико — служительницы синтоистских храмов в Японии. Традиционное одеяние мико состоит из белой рубахи с широкими рукавами (которая в длину обычно достаёт до пят), ярко-красных хакама (длинные широкие штаны в складку, похожие на юбку или шаровары) и таби (высоких носков с отделённым большим пальцем).
20. Магатама — изогнутая бусина из драгоценного камня в виде запятой.
21. Хайдэн — зал для молящихся в синтоистском храмовом комплексе. Обычно он расположен непосредственно перед главной святыней храма (хондэном) и больше его по размеру.

@темы: фэнтези, слэш, романтика, психология, ориджинал, мои работы, миди, драма, Исток, NC-17