11:30 

Братская любовь — 32. День тридцатый: Китори

Yueda
Название: Братская любовь
Автор: Yueda, бета: Lutaya и Daysie
Жанры: Слэш (яой), PWP, POV
Предупреждения: Изнасилование, принуждение к сексу, сомнительное согласие, инцест, твинцест, групповой секс, кинк, секс с использованием посторонних предметов
Данные: Ориджинал, NC-17, миди, в процессе
Саммари: Кто-то касается моей щеки, от чего по телу разливается сладость. Чертовски приятно. Тянусь за рукой, ластюсь к ней, а нежные пальцы играют, дразнят. Хочется облизать их. Облизываю, обхватываю губами и слышу довольный смешок. Мной довольны...
Размещение: С указанием моего авторства и ссылкой


32. День тридцатый: Китори


Схожу с ума: медленно и неотвратимо, как спускаются в ад. В сладкий, развратный ад. И меня не остановить, уже не остановить. Я сам не хочу останавливаться.

Ханаки, брат... Его тело, до безумия горячее тело... Хочу его, хочу обладать, входить, иметь! Ласкаю его член, а он — ласкает мой, и это — блаженство. Да, чёрт побери — блаженство!

Мы братья, близнецы, копии друг друга, зеркальные отражения, мы всегда были вместе, неразлучны, неразрывны. И то, что происходит сейчас, уже не кажется противоестественным. Наоборот, это слияние, единение, соединение...

Но братик выпускает мой член изо рта и сам выскальзывает, поднимается, оставляя дорожку поцелуев от паха к груди, задерживается на сосках и припадает к губам.

Целую, обнимаю за шею, а кто-то нежно касается моего члена, облизывает, захватывает в плен губ.

Я понимаю — кто. Уже всё понимаю и не могу ничего сделать. Не хочу. Завтра пожалею об этом, наверняка пожалею, а сейчас… Сейчас меня уносит течением развратной реки. Сейчас я сам спускаюсь в ад сладострастия.

Сильные руки скользят по телу, ласкают, и эти прикосновения так же приятны, как и прикосновения брата. Отдаюсь, выгибаюсь, пихаюсь глубже, но мучитель лишь облизывает головку, дразнит, щекочет низ живота, пупок, поднимается выше.

Ханаки отстраняется совсем, и наконец вижу его: своего мучителя, патрона, Таёдзэ...

— Тигрёнок... — шепчет он и целует в губы.

Отвечаю, ласкаю его язык своим, хватаюсь за плечи, прижимаюсь, трусь возбуждённым членом. Я уже не контролирую себя, просто хочу продолжения.

Хочу!

Но Таёдзэ не торопится, медлит, облизывает мои губы и шепчет с улыбкой:

— Попроси.

Сволочь. Ну почему же он такая сволочь?

Рычу, вонзаю в него ногти, царапаю спину.

Ненавижу эту самодовольную скотину. Ненавижу. И в тоже время хочу, чтобы он взял меня. Вставил свой член. Хочу почувствовать его внутри.

— Ну же, тигрёнок, не рычи и скажи словами, чего ты хочешь, — продолжает издеваться Тай.

А я молчу. Молчу и лишь сильнее впиваюсь ногтями в кожу, в непрошибаемую шкуру.

Он же сам видит! Видит, паскуда, и ничего не делает!

— Ну что ж... — усмехается Таёдзэ и отпускает, выпускает из своих объятий, выскальзывает из моих.

И снова вижу, как они насаживают брата на себя одновременно, а тот стонет, плавится межу ними, будто бы я перенёсся на несколько часов назад.

Только между тем мной и теперешним — пропасть, бездонная пропасть, в которую падаю.

Падаю с удовольствием.

Ханаки тянет ко мне руки, зовёт, и я подползаю, беру в ладони его лицо, целую. Нежно, страстно.

— Братик... — шепчет он.

Понимаю без слов, поднимаюсь и подношу к его рту член, а он берёт, обхватывает, сосёт.

Как же классно. Как же чертовски классно — входить в него, иметь. Быть в нём. Трахать...

Да, чёрт — трахать. В ротик, в попку, жёстко, со всей силы вгонять и видеть, как ему нравится. Ведь Ханаки и правда нравится, когда трое мужчин имеют его. Мой абсолютно развратный, обалденный братик...

Вцепляюсь ему в волосы, выгибаюсь и кончаю. Ханаки глотает, послушно и жадно, а затем начинает вылизывать член. Будто бы ему мало, и он хочет ещё. Ещё и ещё!

Горячая ладонь ложится на мою ягодицу, гладит. Оттопыриваю зад и чувствую, как палец аккуратно касается ануса.

Таёдзэ дразнит меня — мой мучитель, мой...

Смотрит на меня, дразнит и ждёт.

— Пожалуйста, Таёдзэ, — шепчу одними губами и сам насаживаюсь на палец. — Та-ай...

Он улыбается, выходит из братика и тянет меня к себе. Льну к нему, прижимаюсь, раздвигаю ноги, а он проникает в меня пальцами, растягивает, ритмично двигаясь, и целует.

— Возьми... войди... — уже не говорю — просто выдыхаю.

Таёдзэ разворачивает меня спиной к себе и входит. Медленно, мучительно медленно, но входит.

Да, чёрт побери. Да!

Сжимаю его член, сладостно замираю, и начинаю насаживаться глубже, а он обнимает, берёт в ладонь мой набухающий ствол и, поддрачивая, двигает меня к Ханаки, подставляет сочащуюся смазкой головку к дырочке, к уже занятой Харумэ дырочке.

Но ведь они были в братике вдвоём, и сейчас...

Не успеваю додумать, а меня уже с силой пихают в него, и я помогаю, проталкиваюсь.

Братик... До чего же горячо, сладко и безумно делать это, заниматься таким извращённым сексом, быть в тебе и одновременно чувствовать в себе член Тая, подчиняться ритму, растворяться в жаре, соединяться вот так...

Вижу, как Хару целует плечи брата, чувствую, как Тай облизывает мои, тянусь к губам Ханаки, проникаю языком, касаюсь пальцами головки, обхватываю ствол, ласкаю и трахаю, трахаю братика. Сливаюсь с ним.

Сливаюсь с ними...

@темы: ориджинал, слэш, миди, Братская любовь, PWP, NC-17, мои работы

URL
   

Нора под снежной елью

главная